Котенок фунтик кто это

Бронзовую фигурку котенка под названием Фунтик можно заметить у входа в “Республику Кошек”, которая является одним из филиалов Музея Кошки.

Идея создания такой необычной скульптуры принадлежит историку Сергею Лебедеву, который в свое время также приложил руку к созданию всем известной “сладкой парочки” на Малой Садовой улице – кошке Василисы и кота Елисея. А вот саму фигуру котенка совместными усилиями изваяли скульптор Семен Платонов и архитектор Нестор Энгельке. Фигура котенка была взята не наобум, ее прототипом стала маленькая черно-белая кошечка по прозвищу Маша, которая более полугода проживала в стенах мастерской скульптора, после чего ее приютила одна из учениц.

Если говорить про идею композиции, то в отличии от Маши, Фунтик на протяжении длительного времени скитался по улицам города: изначально планировалось создать несколько фигур котят из бронзы и установить их рядом с Котом Елисеем и Тишиной Матроскиной. А вот Комитет по архитектуре не оценил идею с котятами, и поставил свое вето. Именно по этой причине принято считать Фунтика сиротой, ну хоть удалось его установить на крыльце здания “Республики кошек”. Кстати установку памятника Фунтику приурочили ко Всемирному дню петербургских домашних животных. Во время официальной церемонии открытия всех зрителей угощали конфетами, а детям давали возможность погладить Фунтика.

Авторы памятника заявляют, что Фунтик способен исполнять заветные желания людей. Ритуал довольно прост: нужно обнять котенка, ласково погладить и на ушко прошептать желание. И видя, на сколько сильно отполирована спина котенка, многие верят в эту легенду. Правда взрослым в этом плане не повезло, Фунтик исполняет исключительно детские желания.
Кстати живется Фунтику весело, ведь по соседству с ним на чемодане восседает кот-путешественник Василий. Он тоже может исполнять желания, правда если они имеют отношение к путешествиям в дальние страны. Ритуал довольно прост – потереть ему брюшко и нашептать желание.

Если говорить про характеристики этого яркого представителя петербургского авангарда, то создан он из бронзы, высота его составляет всего 15 сантиметр, то есть он точь-в-точь, как маленький котенок.

Адрес – улица Якубовича, 10

Ближайшей станцией метро является Адмиралтейская, от которой до Фунтика 824 метра, а вот расстояние от Садовой/Сенной Площади/ Спасской уже 1,3 км, от Невского проспекта – 1,4 км, от Гостиного двора – 1,8 км.

Источник

Петербург и коты, или история о том, как кот стал символом культурной столицы

Коты и кошки давно и прочно обосновались в сердцах людей по всей России. В миллионах домов от Владивостока до Калининграда пушистые зверьки воспринимаются как полноправные члены семьи. Но если котов так любят во всех городах нашей страны, почему же тогда они стали символом именно Петербурга?

На Руси эти своенравные животные появились только с приходом христианства в X веке. И если в представлении католиков кошки являлись приспешниками ведьм и слугами самого Дьявола, в православном мире к этим экзотическим зверькам относились с любовью и уважением. С удивительной ловкостью они управлялись с грызунами, угрожающими закромам церквей и монастырей. Вплоть до XV века кошки были на вес золота — их ценность была сопоставима со здоровым пахотным животным.

Поворотным моментом в истории кошек стало время правления Петра I, основателя Санкт-Петербурга. Именно он впервые задумался о масштабах пользы, которую могут приносить эти животные. В одном из указов император повелел «иметь при амбарах котов, для охраны таковых и мышей и крыс устрашения». Однако охраной одних лишь амбаров «служба» котов не ограничилась.

В 1745 году Елизавета Петровна издала «Указ о высылке ко двору котов», которые должны были спасти Зимний дворец от нашествия крыс и мышей. Тридцать удобных к ловле мышей котов из Казани выполнили поставленную перед ними задачу и остались жить во дворце. Екатерина Великая возвела хвостатых мышеловов в новый статус «охранников картинных галерей». Так началась история Эрмитажных котов. Они исправно служили искусству и в эпоху Российской империи, и во времена революции, и в период советской власти.

В тяжёлые годы блокады почти все коты Ленинграда либо умерли, либо были съедены. Исчезновение с улиц котов способствовало размножению крыс, которые уничтожали крохотные запасы и распространяли болезни.

«. тьма крыс длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигались по
Шлиссельбургскому тракту (проспекту Обуховской обороны) прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. В крыс стреляли, их пытались давить танками, но ничего не получалось, они забирались на танки и благополучно ехали на танках дальше. Это был враг организованный, умный и жестокий. »

Очевидная необходимость вернуть в город котов вынудила председателя Ленсовета объявить «кошачью мобилизацию» и выписать сначала 5000 дымчатых котов из Ярославской области, а затем ещё целый эшелон полосатых спасателей из Сибири. Возвращение в город котов подарило людям новую надежду, эти животные стали символом веры в Победу. После войны многие коты продолжали оберегать город от вредителей.

Читайте также:  Чем можно промывать уши котенку

Постепенно среди хвостатых стражей города особенно престижный статус вновь обрели коты Эрмитажа. Сегодня они обитают в тёплых и сухих музейных подвалах, которые растянулись под землёй почти что на 24 километра! Хвостатые сотрудники привиты и сыты, у каждого есть свои лежанка и миска. При этом ряды квалифицированных мышеловов регулярно пополняются за счёт бездомных животных. Ведь «…в Эрмитажных котах самое главное — это душа, своя особенная душа Петербурга… Это не порода, а особый род».

Прикоснуться к «хвостатой душе Петербурга», познакомиться с теми, кто оберегает от вредителей легендарные произведения искусства, каждый желающий может в День Эрмитажного кота, который проводится с 2005 года в апреле—начале мая. В этот день для посетителей открывают кошачьи чердаки и подвалы, проводят увлекательные игры и устраивают познавательные викторины. Более того, в этот день и во время проведения других акций Эрмитаж дарит возможность забрать частичку Петербурга к себе домой — пушистых сотрудников с радостью передают в заботливые руки новых хозяев после беседы и регистрации их координат и паспортных данных.

Так коты стали огромной, воистину неотъемлемой частью истории Петербурга. Со времён Петра они служили на благо империи: защищали припасы в амбарах, оберегали покой царских особ в Зимнем дворце, охраняли произведения искусства. После революции в тяжёлые годы блокады коты дважды спасали город — сначала от голодной смерти, потом от нашествия крыс. В памяти ленинградцев эти животные остались символом надежды на скорое окончание войны и веры в светлое будущее.

В жизни современного города коты и кошки играют не менее важную роль. Не случайно в петербургских дворах и парках скрываются самые разные памятники, посвящённые обласканному жителями города коту. В 2000 году на Малой Садовой появился кот Елисей. Его установили в память о победе котов над крысами в блокадном Ленинграде. Суровый кот будто горгулья на фасаде готического храма озирает спасённый им город. Чуть позже в пару Елисею на одном из карнизов дома напротив установили Василису — кокетливую, жизнерадостную кошечку, призванную олицетворять современный Петербург.

Источник

Необычные памятники Петербурга. Котенок Фунтик и кот Василий

Кошки в Петербурге совершенно уникальные. Вы слышали когда-нибудь, чтобы у двух скульптурных изображений кошек родился котенок? А в Петербурге такое случилось.

В 2015 году на улице Якубовича у дома 10 на невысоком постаменте «родился» маленький котенок Фунтик – сын кота Елисея и кошки Василисы, давно поселившихся на Малой Садовой. Вдали от папы и мамы котенку совершенно не страшно, ведь он живет у первого петербургского котокафе «Республика кошек», где кошек холят и лелеют.

Общий «родитель» кошачьего семейства – историк и краевед Сергей Лебедев – доверил создание крошечной фигурки котенка скульптору Семену Платонову.

Фунтик получился во всех смыслах трогательным. Вздернутый вверх, слегка загнутый хвостик и любопытная мордочка в переводе с кошачьего на человеческий означают, что котенок рад гостям. Фунтик не прячется от людей на высоких карнизах, как его родители. Его сияющая, словно от радости, бронзовая спинка доступна для поглаживания даже самыми юными посетителями, а острые ушки готовы выслушать любые заветные желания.

Осенью 2016 года Фунтика средь бела дня пытался украсть с пьедестала некий странный человек, который, видимо, не понимает, что гордый уличный котенок никогда не уживется в неволе. Отпугнули воришку прохожие и сотрудники кафе «Республика кошек». После небольшого ремонта котенок вернулся на свое законное место.

Достается от вандалов и солидному коту Василию, который живет по этому же адресу.

Источник

Фунтик – кот-мизантроп, неотзывчивый, но добрый

Это случилось 15 лет назад. Если кто думает, что это очередной жалостливый рассказ про несчастного котенка – Фунт будет категорически против такой постановки вопроса. Это кот с сильным жизненным стержнем и двойным запасом прочности и упрямства, данными ему сиамскими генами от рождения. Хоть он и был подобран на улице, как, собственно, и все наши коты, маленьким котенком, которому жить оставалось неделю от силы, с самого начала я был уверен, несмотря на все охи жены, что с этим котенком ничего не случится. Фунтик жил где-то в подвале, каждый день с появлением солнца он выходил, садился у стены нашей девятиэтажки и целый день щурился на солнышко с немым укором. Он не жаловался, как другие котята, на жизнь, он просто сидел. Котенок-фаталист. Вид у него был, конечно, несчастный, да и трудно иметь счастливый вид, будучи маленьким, грязным и одноглазым, но в единственном глазу горел огонь веры в счастливую судьбу. Чем была вызвана эта вера – непонятно, точно не внешними факторами. Вдобавок ко всем его несчастьям кто-то (или он сам где-то) покрасил его спину масляной краской. У него были проблемы с глазами (один был намертво закрыт, а второй сильно затек) и сердобольные бабушки протирали их ежедневно спитым чаем или чем там еще и, по мнению моей жены, начисто уничтожили ему слизистую, так что глаза у него так никогда и не восстановились (о чем говорит разное свечение в темноте и ранняя катаракта). К сожалению, не смог найти фото совсем маленького Фунта (они есть, может чуть позже найдутся), без слез не взглянешь.

Читайте также:  Чем может заразиться котенок от мыши

У нас тогда жил Феликс (про него, надеюсь, отдельная статья) и брать второго кота никаких намерений не было. Мы честно ждали, когда нервы у кого-нибудь сдадут раньше, чем у нас. Однако, некотолюбивые люди просто ждали, пока он сдохнет (котолюбивые бабушки не в счет, они и так кошек себе домой набрали больше чем надо) и, в конце концов, мы сдались.

Дальше все по обычной схеме: ветеринар (который назвал Фунта кошкой и сказал, что он не выживет), уколы и ожидание, куда качнутся весы – выживет или нет (выживали не всегда). Но, как я и говорил, с этим котом у меня не было никаких сомнений – выживет.

Не то, чтобы он демонстрировал непрошибаемую волю к жизни, просто с самого начала он следовал каким-то своим правилам. И эти правила предусматривали жизнь. Для начала мы его устроили в уютной коробке в карантин, которая, опять же, не соответствовала каким-то его представлениям об удобствах и в первую же ночь он ее покинул и оказался у нас на кровати. С кровати он был изгнан, возвращен в коробку и для надежности закрыт сверху, однако, уже через полчаса опять был на кровати. Это раз. Два – с самого начала он отказывался есть любой корм, кроме сухого и только одной определенной марки. Это было особенно странно, учитывая, что кот – беспризорник и где он мог пробовать такой корм — загадка. Все коты до него питались объедками с нашего стола или тем, что найдут на улице (максимум нашей уступки котам — специально сваренная для них каша с рыбой или курицей), этот же котенок, которого мы решили сделать полностью домашним, прямо на старте своего с нами существования заявил протест против и каши, и курицы, устроил голодовку и отказывался есть что-либо, кроме сухарей. На пятый день голодовки жена сдалась и Фунт получил пожизненное содержание исключительно на сухом корме. Кроме него он периодически ест рыбу (сваренное филе) и очищенные креветки, что не случается часто (дорого, учитывая, что абы какую рыбу он не ест; сёмга, осетр, форель — да, но минтай — ни за что), но наводит на мысль о его морском происхождении. Ну и молочные продукты иногда, очень избирательно.

С тех пор мы поняли, что попытки его переделать ни к чему не приведут и пустили его воспитание на самотек, этот кот — на самовоспитании. К нашему счастью, Фунтик с самого начала был «правильным» котом (с точки зрения хозяев) — ходил только на лоток, по часам, спал в одном и том же месте (на кровати между нашими подушками — мы ему даже специальную именную подушку выделили) и его сиамский миропорядок был встречен нами с пониманием.

Феликс тоже принял его без неприязни, он был заслуженным уличным котом и его прием объяснялся не только природной добротой, но и уличным пофигизмом от высокой занятости на воле. Дома он проводил от силы треть всего времени, в основном отсыпался, и на первых порах Фунтик ему не мешал. А вот на вторых порах, освоившись, Фунт стал его бить, чему устававший на улице Феликс был не рад. Фунту не нравился запах Феликса, постоянная грязь, мявы под дверью и прочие гигиенические неприятности, и его нисколько не смущало, что Феликс тут хозяин, а он — гость. Доброта Феликса тоже в расчет не принималась.

Отмытый Фунт оказался почти белым котенком, со следом масляной краски на спине (краска со временем сошла, оставив под собой пятно почему-то темной шерсти), но, по мере роста, окрас становился все темнее и темнее.

Имея невзрачную дворовую внешность, Фунтик оказался полноценным сиамским котом, со всеми необходимыми признаками – невтягивающимися когтями, (в тишине цок-цок-цок по ламинату — значит, Фунт бежит), голубыми глазами, сломанным кончиком хвоста и бесконечной мизантропией. Последняя выражается в том, что он начисто игнорирует чужие потребности и борется со всяким и всем, кто или что пытается реализовать свои потребности в ущерб его желаниям. Феликс спустя какое-то время пропал и, думаю, что отношение к нему Фунта сыграло в этом не последнюю роль. Феликс был любимцем всей округи и, надеюсь, нашел других хозяев. Прочие варианты рассматривать не хотелось бы.

Несмотря на свою мизантропию, Фунтик был и остаётся довольно лояльным к проживающим с ним котам и кошкам. Не от слабости, это сейчас он старый и больной и Гизмо даже пару раз его прикапывал – мол, это пора хоронить, но и находясь в полном расцвете сил, он довольно радушно принимал гостей (то есть не бросался на них с криками «все вон!»), если они не нарушали его представлений о миропорядке (Феликс и Джесси, например, нарушали). На семейных фото Фунт спит со всеми нашими котами и кошками, хотя у меня периодически закрадываются сомнения в его бескорыстной заботе о ближнем — а не для тепла ли он с ними спал? Он сиам, он все время мерзнет. Спать, кстати, он любит и большую часть времени проводит именно за этим занятием, наверное, научился у Феликса. Иногда получается смешно.

Читайте также:  У котенка идет пена изо рта причины что делать

У сиамов есть ещё одна черта – они практически никогда не идут на кис-кис, даже ухом не ведут (мы сначала об этом не знали и проверили его на глухоту) и ужасно упрямы. По всем этим причинам сиамские коты редко выживают на улице и часто становятся жертвами собак и болезней. Фунт пару раз падал с балкона и его поиски всегда были проблемой – отклик на кис-кис отсутствовал, он просто сидел буквально в метре от меня в высокой траве, оттого совершенно невидимый, и молчал, затаившись.

Год назад Фунт довольно сильно заболел (заразился от Гизмо), пал духом, выздоровел, опять заболел, и только после этого стал активно искать дорогу к предкам (как некоторые сейчас говорят – за радугу). Домашние коты сильно ограничены в возможностях выбора, им доступна только тесная темнота поддиванных, подкроватных, подванных, туалетных, кухонных и кладовых пространств, из которых они и выбирают место своего последнего успокоения. Фунтик же постоянно и по мере возможностей пытается сломать рамки судьбы. С балкона прыгать не стал – по сроку службы не положено, да и страх не вернуться домой остался с прошлых двух раз, но как только открывается наружная дверь, он, несмотря на слабости и болезни, несется в дальние дали подъезда и, такое ощущение, чертит в голове планы укромных мест (спросите, какие укромные места могут быть в подъезде (простите меня, питерцы) – в нашем они есть в избытке). Будучи отловленным, не падает духом и терпеливо ждет следующего побега, чтобы дополнить свою карту укромных мест.

Заболевший Фунт – это отдельная тема. Кот абсолютно перестал есть и практически перестал пить и ходить в туалет, переселился в вышеназванные темные места, у него постоянно текла слюна и перестал открываться рот. Стало понятно – кот умирает. Вызванный (правильнее — регулярно вызываемый, потому что приходил он не раз, ни два и даже не десять) ветеринар советовал мирамистин и аналоги для санации рта, делал пару уколов витаминов и антибиотиков и говорил, что все будет в порядке, если пролечить ему зубы. Выздоровлению это никак не способствовало, но кот держался на энтузиазме жены. Для Фунта, который не мог открыть рот, чтобы съесть свои любимые сухари (хотя попытки такие делал и все время жаловался – как так?), покупались рыбное и куриное филе, семга, говяжье филе, холистические корма, дорогие консервы и все это перемалывалось в пюре и паштеты и разводились водой, чтобы кот мог все это проглотить. Кормление в темных углах с ложечки воспринимал как попытку его угробить и, при первой возможности, бежал в другое укромное место.

Глядя на Фунта и другие коты стали отказываться от сухарей и требовать себе филе перепелов и патэ де пуассон на завтрак и, что самое интересное, – получать все это (сначала в виде остатков фунтячьей трапезы, а потом и как отдельные блюда). Сухой корм порос пылью и покрылся плесенью, его игнорировали (а кто бы стал, если есть фуагра?), Гизмо регулярно его прикапывал. Такое безобразие продолжалось девять месяцев, пока жене не пришла в голову мысль пригласить ветеринара, который его осматривал первым и назвал кошкой. За прошедшие 15 лет ветеринар заматерел, обзавелся магазином, кабинетом и секретаршей, которая гордо заявила жене, что он по домам «давно не ходит», но если хотите, можете позвонить и сами в этом убедиться. Жена позвонила и каким-то образом убедила его прийти навестить первенца. Доктор пришел, продемонстрировав разительный контраст с предыдущим ветеринаром. Его визит занял пару минут, в отличие от нашего нынешнего ветеринара, который мог сидеть долго, рассказывая интересные истории из жизни животных, прихлебывая чай из блюдечка, откусывая щипцами кусочки от сахарной головы. Новый старый ветеринар ворвался, открыл коту рот (который не открывался уже больше полугода), несмотря на возражения и крики Фунта (предыдущий ветеринар к кошачьим возражениям прислушивался), сказал «все понятно», вколол два укола, рассказал про причину болезни (кошачий иммунитет борется с вирусом, из-за этого не открывается рот и течет слюна – сюр, правда?), иммунитет надо отключить, а для этого раз в неделю колоть гормоны, пожизненно, но все пройдет. Все это было бы очень странно, но назавтра на утро я услышал с кухни знакомый, но уже подзабытый звук – как будто кто-то хрустел сухим кормом. Поскольку за полгода от этого звука мы все успели отвыкнуть, я побежал проверить, не галлюцинации ли это у меня начались. На кухне на свету сидел Фунт (напомню, все это время он вообще не выходил из своих темных потаенных мест) и ел сухой корм из общей миски. Это было так необычно, что мы всей семьей любовались этим зрелищем, как цветущей сакурой, пока корм в миске не закончился.

Источник

Кот портал