Джон квиллер кот который

О котах

Кот, который гулял под землей

Два мертвых тела подряд могут вызвать истерику даже у Коко и Юм-Юм. К тому же подозрение в убийстве падает на Квиллера, их обожаемого хозяина и компаньона.

ЛИЦО У МОСТА 37

Лилиан Джексон Браун
Кот, который гулял под землей

Если бы в это утро Джим Квиллер прочитал свой гороскоп, возможно, ничего бы не произошло. Но он никогда не интересовался астрологией.

Сидя в своих холостяцких апартаментах над гаражом, он выпил уже третью по счёту чашку кофе и уставился на пол, заваленный газетами. Как обычно, Квиллер прочитал новости, изучил передовицы, посмеялся над страницей Он Эда, где публиковались точки зрения разных людей на всякие события, и бегло просмотрел спортивные колонки. Пропустив биржевые сводки и комиксы, он даже не взглянул на гороскопы.

Предсказания, которые Квиллер не удосужился прочитать, были неблагоприятными. В «Дневном прибое» говорилось: «Сейчас неподходящее время менять образ жизни. Довольствуйтесь тем, что у вас есть». Газета «Утренняя зыбь» советовала: «Сегодня вы можете очень устать и вам все надоест, но избегайте импульсивных решений. В дальнейшем вы можете пожалеть о них».

В счастливом неведении относительно предначертаний звезд Квиллер развалился в уютном кресле с чашкой кофе в руках. Один кот сидел у него на коленях, а второй – рядом, на книжной полке. Все вместе они составляли неподражаемую троицу. Квиллер – плотный седеющий пятидесятилетний мужчина, около шести футов роста, с печальными глазами, роскошными усами, которые, впрочем, не мешало бы чуть-чуть подстричь; с легкой небрежностью в одежде. Его компаньоны – аристократичные сиамские коты, элегантные, ухоженные, считавшие внимание к себе своей королевской привилегией.

Поношенная куртка и тесное жилище Квиллера давали не особо лестное представление о его карьере и финансовом положении. А между там Квиллер был весьма опытным журналистом, объездившим весь мир. Теперь он отошел от дел и жил в маленьком северном городке Пикаксе. Недавно Квиллер унаследовал состояние Клингеншоенов, оцениваемое в миллионы или даже в миллиарды долларов; команда бухгалтеров, нанятая судебными исполнителями, ещё не определила точную цифру.

Однако несправедливо было бы думать, будто Джим Квиллер гонялся за богатством. Он нуждался только в самом необходимом. Его вполне устраивали комнатушки, расположенные над гаражом Клингеншоенов, и на завтрак в то утро ему вполне хватило кофе и одного чёрствого пончика. Но его питомцы обладали более тонким вкусом. Для них Квиллер открыл банку королевских крабов с Аляски, смешал их с сырым яичным желтком и посыпал всё это прекрасным английским чеддером.

– Сегодняшний гвоздь программы Crustacean a la tartare fromagere , – объявил он и поставил тарелку на пол.

Прежде чем попробовать кушанье, коты сунули в тарелку носы, принюхиваясь, как это делают знатоки, определяя букет редкого вина.

После завтрака коты вели себя беспокойно, словно предчувствовали, что что-то случится. Квиллер дочитал газету и погрузился в свои мысли.

– Ну ладно, ребятки, – сказал он в конце концов, прервав размышления. – Я принял решение: мы едем на озеро. Мы проведем три месяца в старом бревенчатом доме.

У Квиллера вошло в привычку обсуждать свои дела с котами. Это было лучше, чем разговаривать с самим собой, и его слушатели, казалось, получали удовольствие от звука человеческого голоса, который действовал на них умиротворяюще.

Юм-Юм, очаровательная маленькая кошечка, замурлыкала. Коко, кот, издал пронзительное двусмысленное «йау-у-у!».

– Что вы хотите этим сказать? – спросил Квиллер. Получив непостижимый взгляд голубых глаз в ответ, он расправил усы и продолжил: – У меня есть три причины, чтобы выехать из города: в тёплую погоду в Пикаксе скучно, Полли Дункан на лето уехала и у нас закончились кубики льда.

Квиллер жил в Пикаксе два года, но не по собственному желанию, а в соответствии с условиями завещания бывшего владельца Клингеншоена; старые каменные здания и мощенные булыжником мостовые казались мрачноватыми в июне. А вот курортный городок Мусвилл, находившийся поблизости от Пикакса, изобиловал зеленью, цветами, птицами, солнечным светом, журчащими ручейками, ветерком с озера и ватагами беззаботных отдыхающих.

Вторая причина недовольства Квиллера была существеннее. Полли Дункан, директор библиотеки Пикакса, уехала на лето в Англию, по обмену. Полли стала играть важную роль в его жизни, без неё он чувствовал себя очень одиноким. И он надеялся, что время, проведенное в доме на песчаных дюнах с видом на огромное синее озеро, избавит его от душевного дискомфорта, хотя отдых на природе и рыбная ловля не относились к его любимым занятиям.

Была ещё и третья причина, менее возвышенная, но зато жизненно важная: у Квиллера сломался холодильник. Он считал, что электроприборы должны работать без всяких неполадок, и глупо раздражался, когда что-либо ломалось. К сожалению, специалист по холодильникам уехал в туристский лагерь в Северную Канаду, а единственный оставшийся в Пикаксе ремонтник, который мог бы починить холодильник, лежал в больнице с грыжей.

«В общем, лето в Мусвилле – это здорово, с какой стороны ни посмотри», – решил Джим Квиллер.

– Вы, наверное, не помните этот охотничий домик, – обратился он к котам. – Года два назад мы провели в нём несколько недель, и вам понравилось. Там есть два крыльца с навесами. Вы сможете наблюдать за птичками, белками и жуками, не замочив лапок.

Дом простоял семьдесят пять лет. Клингеншоенам также принадлежали близлежащий лес, акров в сорок, и кусок пляжа у озера. Всё вместе можно было считать едва ли не самым обширным владением из унаследованных Квиллером, и пока завещание не вступило в силу, за порядком в доме следили судебные исполнители. Стоило Квиллеру только заикнуться, и люди, занимающиеся его имуществом, включили бы в доме электричество, привели бы в порядок водопровод, подключили бы телефон и сняли чехлы с мебели.

Читайте также:  Кот стучит зубами что это значит

– Вам совершенно не о чем беспокоиться! – с безграничным оптимизмом убеждал Квиллера поверенный Хасселрич. – Вы найдёте ключ под половиком у входной двери. Просто откройте дверь, входите в дом и наслаждайтесь летним отдыхом.

Как выяснилось потом, всё оказалось не так просто. Летний отдых начался с мертвого паука, а закончился мертвым плотником. Джима Квиллера – уважаемого журналиста, самого богатого землевладельца в округе и просто хорошего человека – впоследствии стали подозревать в убийстве.

Но пока что Джим Квиллер не знал, что ему предстоит пережить, и поэтому решил поймать поверенного на слове. Готовясь к путешествию на берег озера, он погрузил в машину картонку с летней одеждой, ящик с книгами, гриль, чтобы готовить котам еду, кофеварку, Пишущую машинку и котов в их дорожной корзине. Юм-Юм с готовностью запрыгнула в свою плетёную корзину, на дне которой лежала туго набитая подушка. Коко упирался, существовала какая-то тайная, известная только ему причина, по которой он не хотел ехать.

– Не капризничай, – упрекнул кота Квиллер. – Полезай в корзину, и поехали.

Ему следовало бы знать, что к капризам Коко нельзя относиться легкомысленно. Казалось, он обладал шестым чувством, помогавшим ему предвидеть опасные ситуации.

Покидая Пикакс, Квиллер не мог избавиться от ощущения, будто они отправляются на захватывающее африканское сафари, хотя Мусвилл лежал в тридцати милях. Светило солнце, дул мягкий июньский ветерок, и было настолько тепло, что Квиллер надел шорты и сандалии. Чтобы не встречаться с машинами других туристов, он свернул с главного шоссе и устремился на север по Сэндпит-роуд, приветливо махая рукой незнакомым людям, проезжавшим мимо, и сигналя фермерам, работавшим на тракторах. Постепенно напряжение, вызванное жизнью в каменном городе, его деловой суетой, несмотря на то что население Пикакса составляло только три тысячи человек, покидало его. В хорошем расположении духа Квиллер планировал, как проведёт лето. Он будет много читать, гулять по побережью, кататься на лодке. У него было также обязательство еженедельно писать две большие статьи для «Всякой всячины», где ему отвели постоянное место на второй странице. Его колонка, называвшаяся «Перо Квилла», позволит ему наслаждаться работой, так как редактор предоставил ему полную свободу действий, и это будет стимулировать достаточно высокий творческий накал.

– Там все довольны? – крикнул Квиллер через плечо, однако из корзинки не последовало никакого ответа.

Источник

Кот, который зверел от красного

Жизнь Джима Квиллера и Коко окрашивается в новые цвета. Коко обзавелся новой подружкой – очаровательной Юм-Юм. Есть основание полагать, что теперь Юм-Юм станет помогать Квиллеру разгадывать преступления, тем более что происходят они в «мышеловке» – доме, где проживает вся троица.

Лилиан Джексон Браун
Кот, который зверел от красного

Джим Квиллер плюхнулся в кресло ресторана пресс-клуба; длинные, бессильно повисшие усы подчеркивали унылость позы и упрямое выражение лица.

Причиной его депрессии были не десять центов, которые он заплатил за выпивку, не тусклое освещение в баре, не унылое покрытие стен, не запах рыбы, приготовленной три дня назад, или несвежего пива, отдающего плесенью тюремного погреба. Квиллера выбили из колеи куда более важные вещи. Обладатель приза газеты «Дневной прибой» и самый большой среди её сотрудников поклонник бифштексов и яблочных пирогов с ужасом читал меню, напечатанное на желтовато-зелёноватом листке.

Редактор публицистического отдела «Прибоя» Арчи Райкер спросил:

– Что мы будем есть! Сегодня в меню картофельные оладьи.

А Квиллер всё смотрел в желтовато-зеленоватый листок, поправляя на носу новые очки и как будто не веря тому, что читал.

Одд Банзен, фотограф «Прибоя», закурил сигарету.

– Я закажу гороховый суп с рёбрышками и мясное рагу. Но сперва хорошо бы двойной мартини.

Квиллер молча дочитал список блюд и начал с начала, твердя про себя: никакого картофеля, никакого хлеба, никакой сметаны в супе, ничего жареного…

Райкер – как у солидного заведующего отделом, у него и вид был солидный, сказал:

– Я возьму что-нибудь лёгкое. Ну, положим, цыплёнка, пельмени и салат из капусты со сметаной, а ты, Квилл?

Квиллер нервно заёрзал на стуле и с кислой улыбкой взглянул на своих коллег:

– Я, пожалуй, возьму творог и половинку редиски.

– Ты, должно быть, заболел, – хмыкнул Банзен.

– Доктор Бин сказал, что мне нужно сбросить тридцать фунтов.

– Да, ты достиг интересного возраста, – весело заметил фотограф. Он был моложе, стройнее и позволял себе иронизировать.

Квиллер, как бы защищаясь, поправил усы с уже заметной сединой. Он снял очки и аккуратно положил их в нагрудный карман.

Райкер, намазывая булочку маслом, озабоченно полюбопытствовал:

– Как ты попал к доктору, Квилл?

– Мне посоветовал ветеринар, – сказал Квиллер, набивая свою причудливо изогнутую трубку. – Я взял Коко и Юм-Юм к ветеринару, чтобы им почистили зубы. Ты когда-нибудь пробовал открыть рот сиамскому коту? Они считают это страшным покушением на их личную жизнь.

– Хотел бы я оказаться там с видеокамерой, – заметил Банзен.

– Когда Коко понял, что мы собираемся делать, он превратился в пушистый смерч. Он оказался у ветеринара на шее, ассистент схватил его за ноги, а я за хвост, но Коко вывернулся. Потом он слетел со стола и бросился в собачий питомник. Два ветеринара и мальчик, следившие за собаками, бегали за ним вокруг клеток. Собаки лаяли, люди кричали, кошки чуть не сошли с ума. Коко запрыгнул на верх кондиционера, взлетел на восемь футов от пола и, смотря вниз, сказал всё, что он о нас думает. Если вас никогда не поносил сиамский кот, вы просто не представляете себе, что такое ругань!

Читайте также:  Что вызовет аппетит у кота

– Я знаю, – сказал Банзен, – у этого кота голос, как у сирены «скорой помощи».

– Я вышел из себя, и ветеринар сказал, что скорее мне нужна помощь психиатра, чем коту – услуги ветеринара. Вдобавок меня в последнее время замучила одышка. Вот я и оказался у доктора Бина.

– А как вы сняли кота?

– Ушли, оставив его там, и вскоре он появился в кабинете, вспрыгнул на стол и непринужденно зевнул.

– Один-ноль в пользу Коко, – сказал Райкер. – А что в это время делала Юм-Юм?

– Преспокойно ждала своей очереди в коробке.

– И наверное, смеялась как одержимая, – сказал Банзен.

– Вот такая история, – подытожил Квиллер. – А в результате я на диете.

– Ты не справишься с этим.

– Нет, справлюсь! Я даже купил весы на призовые деньги. Старинные такие, из врачебного кабинета в Огайо.

Квиллер только что выиграл тысячу долларов в конкурсе «Репортаж года», и весь «Прибой» с нетерпением ждал, как этот скупой холостяк потратит свои денежки.

– А на что ты ухнул остальные? – спросил Райкер с лёгким сарказмом. – Послал своей бывшей благоверной?

– Да, послал ей сотни две.

– Но у неё богатые родственники, – напомнил Арчи. – А тебе надо купить машину или кое-какую мебель, тогда ты мог бы обустроить квартиру.

– А моя квартира в Хламтауне довольно приличная.

– Но не настолько, чтобы привести туда новую жену!

Этот намек смутил Квиллера. Он думал о нем после ланча, когда они возвращались втроем в офис. Ему было неприятно по нескольким причинам. Во-первых, он не любил творог. Во-вторых, Райкер действовал ему на нервы, пока они ели, но Квиллер позволял ему это, потому что они были старыми друзьями. И, в-третьих, главный редактор пригласил их на совещание во второй половине дня. А приглашение от босса ничего хорошего не сулило. Кроме того, босс раздражал Квиллера: он был приветлив и любезен, лишь когда ему это было выгодно.

Квиллер появился на пороге главного редактора в назначенный час, в сопровождении Райкера, которому непосредственно подчинялся.

– Входи, Арчи. И ты, Квилл, – сказал редактор слащавым голосом, который он приберегал для особых случаев. – Хорошо перекусили? Я видел, как вы выходили из бара.

Босс усадил их и сам опустился в кресло с высокой спинкой, излучая доброжелательность.

– Квилл, у нас дня тебя новое задание, – сказал он, – я думаю, оно тебе понравится.

Квиллер даже глазом не моргнул и ожидал, что скажет главный.

– Ты у нас лучше всех разбираешься в еде, Квилл. Вдобавок в твоих статьях полно прекрасных и нужный идей. Так что эта работа должна быть поручена тебе, и только тебе, Словом, мы назначаем тебя ответственным за «Колонку гурмана».

– А это что такое? – вырвалось у Квиллера.

– Мы хотим, чтобы ты регулярно писал статьи о хорошей еде и хорошем вине. Ты будешь обедать в самых лучших ресторанах – за наш счет, разумеется. «Дневной прибой» будет платить за двоих. Ты можешь приглашать кого хочешь. – Главный редактор остановился, ожидая бурного проявления радости. Но Квиллер только мрачно смотрел на него.

– Ну и что ты скажешь, Квилл?

– Не знаю, – отвечал Квиллер. – Я два года воздерживался от спиртного, а сегодня сел на диету. Доктор Бин потребовал, чтобы я сбросил тридцать фунтов.

Босс растерялся, но только на мгновение.

– Конечно, не нужно есть всё – ты только пробуй. А там пусть работает воображение. Ты знаешь, какие трюки использует торговля. Наша ведущая «Кулинарной страницы» не умеет и яйца сварить. Но её рецепты самые лучшие в стране.

– Я не вижу причин, почему бы тебе не взяться за это. – Краткое показное радушие сменилось обычном Деловитостью. – Мы начинаем в следующий понедельник, статья выйдет в воскресном номере с твоей фотографией и биографией. Арчи сказал мне, что ты хорошо знаешь европейскую кухню.

Квиллер повернулся к своему другу.

Редактор публицистики виновато покачал головой.

– Я бы посоветовал тебе подстричь усы и сфотографироваться. На своей старой фотографии ты выглядишь так, будто у тебя язва желудка. – Босс встал и посмотрел на часы. – Вот такая история. Поздравляю тебя, Квилл, с новым назначением!

Когда они возвращались в отдел, Райкер сказал:

– А мог бы ты отложить эту диету на недельку-другую? Ведь новая идея Перси разлетится в пух и прах, как и все предыдущие. Мы затеяли это потому, что узнали: «Утренняя зыбь» вводит рубрику для гурманов. А пока поживешь как король – каждый день новое свидание, и все бесплатно. Тебе, как экономному человеку, это должно понравиться. Ты ведь шотландец.

Сначала Квиллер направился в парикмахерскую, а потом в фотостудию, где пожаловался Одду Банзену на новое назначение.

– Если тебе нужна компания – я к твоим услугам, – с радостью предложил фотограф. – Я буду есть, а ты записывать.

Он усадил Квиллера в кресло, так что у того заломило спину, и повернул ему голову под невероятным углом.

Читайте также:  До какого размера вырастают коты британцы

– Райкер говорит, я должен выглядеть на снимке бонвиваном, – нахмурившись, сказал Квиллер.

Банзен смотрел на него через видоискатель.

– В перевернутом виде с твоими усами ты выглядишь как гончая, у которой болит живот. Улыбнись.

Квиллер попытался улыбнуться, но повиновалась только одна сторона лица.

Источник

Серия книг «Кот, который…»

Лилиан Джексон Браун

Роман «Кот, который играл в слова» продолжает серию книг американской писательницы Лилиан Джексон Браун о репортере Джиме Квиллере и его помощниках — сиамцах Коко и Юм-Юм.

Лилиан Джексон Браун

Действие в романе «Кот, который зверел от красного» происходит в так называемой «Мышеловке», где появляются повар Роберт Маус, репортер Квиллер и, конечно же, наши старые знакомые Коко и Юм-Юм.

Лилиан Джексон Браун

Неожиданно для себя вчерашний журналист становится миллионером и владельцем роскошного особняка. Здесь когда-то служила в горничных девушка, которая пропала при загадочных обстоятельствах. Раскрыть.

Лилиан Джексон Браун

Повышенный интерес Коко к пьесам Шекспира помогает Квиллеру пережить небывалую снежную бурю и раскрыть страшную семейную тайну.

Лилиан Джексон Браун

Два мертвых тела подряд могут вызвать истерику даже у Коко и Юм-Юм. К тому же подозрение в убийстве падает на Квиллера, их обожаемого хозяина и компаньона.

Лилиан Джексон Браун

Два мертвых тела подряд могут вызвать истерику даже у Коко и Юм-Юм. У Коко есть шанс выйти на след серийного убийцы и тем самым снять подозрение с Квиллера. После всего этого встреча с привидениями -.

Лилиан Джексон Браун

Приключения бывшего репортера и его компаньонов продолжаются. Сначала Квиллера пытаются взорвать, а потом в его собственном саду обнаруживается труп… Пора приниматься за расследование!

Лилиан Джексон Браун

Театральная труппа устраивает в яблочном амбаре вечеринку, под занавес который обнаруживает в своем саду тело режиссера.

Лилиан Джексон Браун

Квиллер решает отдохнуть и арендует дом в Картофельных горах. Однако насладиться покоем ему не удастся: как порядочный человек. Квиллер должен найти убийцу хозяина этого дома.

Лилиан Джексон Браун

Экскурсия в Шотландию не оставила по себе приятных впечатлений: всю дорогу Квиллер размышлял над загадочным убийством.

Лилиан Джексон Браун

Пока Коко обследует чуланы, забитые старьем, Квиллер расследует очередное преступление. Мы бы сказали: в каждой избушке свои погремушки. Коко формулирует иначе: у каждого своей в чулане.

Лилиан Джексон Браун

Всеобщее ликование по поводу новой исторической достопримечательности — отреставрированного старого паровоза — омрачено исчезновением местного миллионера. Докопаться до истины Квиллеру, как всегда.

Лилиан Джексон Браун

Пикакс очарован заезжим реставратором. Именитая горожанка спешит с ним под венец. Что может быть лучше медового месяца среди карнавала Марди-Гра? Но креольская кухня не всем по нутру. Увидеть Новый.

Лилиан Джексон Браун

Гибнет в огне старая женщина, незадолго перед тем продавшая свою землю подставной фирме. Квиллер пытается найти концы, а Коко слушает птиц, поет для них и между делом подбрасывает хозяину подсказки.

Лилиан Джексон Браун

Хорошо отдохнуть летом у озера, но и в отпуске Квиллера настигают криминальные сюжеты. И что бы он делал без Коко, который встречает братьев по разуму?

Лилиан Джексон Браун

Пикакс приятно взбудоражен. Местные дамы званы на прием к ювелиру из Чикаго — выпить чашку чаю, полюбоваться блеском жемчугов и бриллиантов, а если есть нужда — сбыть с рук бабушкину тиару или колье.

Лилиан Джексон Браун

Пикакс приятно взбудоражен. Местные дамы званы на прием к ювелиру из Чикаго — выпить чашку чаю, полюбоваться блеском жемчугов и бриллиантов, а если есть нужда — сбыть с рук бабушкину тиару или колье.

Лилиан Джексон Браун

Сиамцы озабочены таинственным похищением говорящих попугаев и гибелью уникальной коллекции дамских шляпок. Ну а Квиллер ломает голову над судьбой старого Дома оперы.

Лилиан Джексон Браун

Невозмутимый Квиллер взволнован: слухи о его необычном жилище докатились до Калифорнии, и начинающий архитектор желает зарисовать интерьеры. Вот только Коко ведёт себя негостеприимно…

Лилиан Джексон Браун

«Искусство вечно, жизнь коротка. Оставь царапины на рояле», — советует Крутой Коко, который всеми 60 усиками чувствует: в жизни Джеймса Макинтоша Квиллера назревают крутые перемены. В новый сборник.

Лилиан Джексон Браун

Расшалившиеся нервы можно успокоить по-разному: наблюдать, как распускается роза, болтать с индюками или съедать по банану в день. У сиамцев другая точка зрения на сей счёт: Коко просиживает долгие.

Лилиан Джексон Браун

С комфортом прокатиться на исторической достопримечательности — отреставрированном старом поезде — собрался весь цвет Мускаунти. То, что первое путешествие Прогулочного Поезда окажется последним, не.

Лилиан Джексон Браун

В мире изящных искусств кипят нешуточные страсти. И репортеру Джиму Квиллеру приходится распутывать клубок кровавых убийств – при помощи своих знаменитых усов и… сиамца Као Ко Куна, в просторечии.

Лилиан Джексон Браун

Жизнь Джима Квиллера и Коко окрашивается в новые цвета. Коко обзавелся новой подружкой – очаровательной Юм-Юм. Есть основания полагать, что теперь и Юм-Юм станет помогать Квиллеру разгадывать.

Лилиан Джексон Браун

Квиллер получает приглашение отдохнуть в коттедже у озера. Стремясь насладиться прелестями дикой природы, он отправляется на рыбалку и выуживает труп…Неожиданно для себя вчерашний журналист становится.

Лилиан Джексон Браун

Лилиан Джексон Браун

Тёмная туча нависла над гостиницей «Щелкунчик». Что притянуло её? Может быть, кровь, пролитая неподалеку, в Чёрном лесу? Квиллер в замешательстве, но Коко поможет ему раскусить тайну чёрного ореха.

Лилиан Джексон Браун

Острова можно называть по-разному: остров Провидения, остров Завтрак… И только убийство всегда остаётся убийством.

Отзывы читателей

Хорошая серия книг — детективы, но не ужасно кровожадные. Рекомендую любителям кошек.

Источник

Кот портал